Дочки-матери


Дочки-матери
.

В среднем, киберпреступники совершают правонарушение каждые 12 секунд. В 2006 году в сети Интернет было совершено около трех миллионов правонарушений.

В том числе — с использованием краденных сведений о номерах кредитных карт и банковских счетов, 144500 случаев взломов компьютеров и 850 тысяч преступлений в сексуальной сфере, таких как скачивание детской порнографии или преследование несовершеннолетних.

Правда, большинство преступлений, касается не финансовых махинаций, а кажущихся вполне обыденными в жизни сетевого сообщества элементов онлайн-перебранок, таких как оскорбления и угрозы, а также их менее распространенных последствий, например, шантажа.

Печальная статистика…

Но то, что сделала Анастасия Опалейко из Тукумса – просто верх цинизма!

В начале мая 2006 года сразу на нескольких латвийских интернет-порталах появилось объявление следующего содержания: "За 2000 латов продам свою семимесячную дочку, поскольку больше не могу ее содержать на 56 латов. Девочка красивая и милая"...

Естественно, поначалу люди не поверили, что все это всерьез. Одна женщина позвонила по указанному в объявлении телефону, и ее сомнения по поводу намерений 19-летней мамочки отпали.

Оказалось, что речь шла именно о продаже, поскольку, предложенную ею, также молодой мамой, помощь "продавщица" отвергла. Затем были и другие звонки сочувствующих юной мамаше людей, которые тоже спрашивали, чем могут помочь, но помощь оказалась не нужна.

Тогда сотрудники полиции обратились к девушке под видом потенциальных покупателей — семейной пары, мечтающей о малышке. Приехали к ней на квартиру, оговорили детали сделки, и когда обе стороны уже готовы были "ударить по рукам"... на руках Анастасии защелкнулись наручники. Её задержали, а девочку изъяли, приостановив на нее родительские права. В дальнейшем, правда, Анастасию освободили под надзор полиции, а спустя полгода вернули ей права опеки над дочерью…

По твердому убеждению оперативников, Опалейко действительно хотела продать дочь. Рядом с кроваткой ребенка даже стояла сумка с аккуратно сложенными вещами девочки: забирайте скорее, давайте деньги и уходите.

Подруга Анастасии, которая была вместе с ней в интернет-кафе в то время, когда подавались объявления о продаже, спокойно заявила в суде, что на полученные от продажи дочери деньги юная мама хотела купить себе новые вещи и снять в Риге квартиру.

Прокурор требовал дать горе-матери реальных пять лет. Однако суд вынес иное решение. Конечно, сыграла роль позиция защиты ответчицы , что все это было «не всерьез», а , якобы, для того, чтобы привлечь внимание общества к проблеме выживания матери-одиночки, не имеющей каких-либо доходов. Звучит вполне правдоподобно, если, не брать во внимание некоторые нюансы.

Картина жизненного уровня юной мамаши вырисовывается не такой, уж и ужасной! У неё есть мать и отец, которые по мере возможности помогали дочери, и она не находилась в безвыходном положении, о чем было сказано в суде.

Кроме того, у дочери Анастасии есть отец. То, что, по ее словам, он отказался от ребенка, вряд ли является весомым аргументом. Сегодня доказать отцовство и заставить отца помогать воспитывать ребенка не является большой проблемой. В этом направлении тоже ничего не было сделано.

Не обращалась Опалейко и в социальную службу своего самоуправления, ничего не было известно о ее бедственном положении и Сиротскому суду.

Так что, видимо, аргументация суда сводится к тому, чтобы дать молодой женщине шанс и не рушить её судьбу и судьбу её дочери, которую, как это ни парадоксально, она любит. Возможно, это то и есть самое главное смягчающее обстоятельство, которое сыграло решающую роль в том, что мама осталась на свободе.

Дай, Бог, если она извлечёт правильный урок из всего…

Но как-то неуютно становится жить в таком мире, где ребёнок для продвинутой молодой женщины — лишь живая игрушка или разменная монета …